Девчонка с самого утра села на член своей кисти


Однако в последние годы моей жизни в Переславле я с большим трудом нашел возможность бывать в соборе, где у меня было свое постоянное место, и это возбудило большую радость среди верующих Переславля. А профессор Карузин, очень взволнованный, подбежал ко мне и, потрясая мою руку, усердно просил прощения в том, что не интересовался моей работой на чердаке, где хранятся черепа, и не подозревал, что там создается такая блестящая работа.

Земской управой я был переведен в уездную Фатежскую больницу, но и там недолго пришлось мне поработать.

Девчонка с самого утра села на член своей кисти

Там родился мой младший сын Валентин. Нашел я и способ инъекции к срединному нерву и регионарной анестезии всей кисти руки. Там мне пришлось заведовать городской больницей.

Девчонка с самого утра села на член своей кисти

Оказалось, что он ничего не знает о регионарной анестезии, и мне пришлось рассказывать ему о книге Брауна. Кроме того, я в — годах заведовал небольшим госпиталем для раненых. С нами ехала девушка-прислуга, недавно родившая ребенка.

Я положил спеленутого ребенка к себе на колени и быстро сделал ему трахеотомию, протекшую как нельзя лучше, вместо трахеотомической трубки я ввел в трахею гусиное перо, заранее приготовленное старухой. К моей радости, он предложил мне продолжать работу над регионарной анестезией, оставив предложенную тему.

Мне приходилось принимать амбулаторных больных, приезжавших во множестве, и оперировать в больнице с девяти часов утра до вечера, разъезжать по довольно большому участку и по ночам исследовать под микроскопом вырезанное при операции, делать рисунки микроскопических препаратов для своих статей, и скоро не стало хватать для огромной работы и моих молодых сил.

В конце моего пребывания в Переславле пришло мне на мысль изложить свой опыт в особой книге — "Очерки гнойной хирургии". Моя квартира главврача состояла из пяти комнат, так удачно расположенных, что София Сергеевна могла получить отдельную комнату, вполне изолированную от тех, которые я занимал.

Я приехал для осмотра земской школы в недалекую от Любажа деревню. Близилось время родов, но я рискнул ехать в Балашов на заседание Санитарного совета, надеясь скоро вернуться. Я поставил своей задачей глубокое самостоятельное изучение диагностики и терапии гнойных заболеваний.

С нами ехала девушка-прислуга, недавно родившая ребенка.

У земского врача, каким я был тринадцать лет, воскресные и праздничные дни самые занятые и обремененные огромной работой. Меня и завхоза больницы повели в железнодорожные мастерские, в которых происходил суд над Туркменским полком.

Фатежский уезд был гнездом самых редких зубров-черносотенцев [Редакция, стремясь по возможности сохранить подлинный текст воспоминаний, не всегда разделяет взгляды автора. А моя бедная больная Аня знала, что меня арестовали, знала, куда увели, и пережила ужасные часы до моего возвращения.

Нашел я и способ инъекции к срединному нерву и регионарной анестезии всей кисти руки. Через две-три недели меня пригласил профессор Дьяконов и спросил, как идет работа по диссертации. Работу над регионарной анестезией я продолжал в Москве во время ежегодных месячных отпусков, работая с утра до вечера в Институте профессора Рейна и профессора Карузина при кафедре описательной анатомии.

Близилось время родов, но я рискнул ехать в Балашов на заседание Санитарного совета, надеясь скоро вернуться.

Месяца через два он собрал множество слепых со всей округи, и все они длинной вереницей пришли ко мне, ведя друг друга за палки и чая исцеления. Это совпало с тем временем, когда я по объявлению в газете при очень большом конкурсе получил приглашение в Ташкент на должность хирурга и главного врача большой городской больницы.

А в следующем, году родилась моя дочь Елена. Это, однако, не обошлось благополучно. Я положил спеленутого ребенка к себе на колени и быстро сделал ему трахеотомию, протекшую как нельзя лучше, вместо трахеотомической трубки я ввел в трахею гусиное перо, заранее приготовленное старухой. К сожалению, операция не помогла, так как кусочек сахара застрял ниже — по-видимому, в бронхе.

Она долго жила в моей семье, но была только второй матерью для детей, ибо Всевышнему Богу известно, что мое отношение к ней было совершенно чистым. У меня был только перочинный ножик, немного ваты и немного раствора сулемы.

Я положил спеленутого ребенка к себе на колени и быстро сделал ему трахеотомию, протекшую как нельзя лучше, вместо трахеотомической трубки я ввел в трахею гусиное перо, заранее приготовленное старухой. Через две-три недели меня пригласил профессор Дьяконов и спросил, как идет работа по диссертации.

Я говорил своей жене Ане, что в одеяле привезена к нам смерть. Там родился мой младший сын Валентин. Из Фатежа я уехал в Москву и там немного менее года был экстерном хирургической клиники профессора Дьяконова.

Она покорила меня не столько своей красотой, сколько исключительной добротой и кротостью характера. Мы уехали из Читы до окончания войны, и я поступил врачом в Ардатовское земство Симбирской губернии. В работе мне много помогла недавно вышедшая блестящая книга французского хирурга Лежара "Неотложная хирургия", которую я основательно проштудировал перед поездкой на Дальний Восток.

Он поперхнулся маленьким кусочком сахара, который попал ему в гортань. Меня и завхоза больницы повели в железнодорожные мастерские, в которых происходил суд над Туркменским полком. Мне, конечно, пришлось поскорее уехать из Фатежа.

А Мишу пришлось ей перевоспитывать. В городской и фабричной больницах я развил очень широкую хирургическую работу и был одним из пионеров в новых тогда крупнейших операциях на желчных путях, желудке, селезенке и даже на головном мозге. Моя квартира главврача состояла из пяти комнат, так удачно расположенных, что София Сергеевна могла получить отдельную комнату, вполне изолированную от тех, которые я занимал.

Но она, закрыв глаза, убежала. Минут через двадцать слышу:

На полдороге от Переславля до Москвы пришлось остановиться на неделю в гостинице Троице-Сергиевой Лавры вследствие высокой лихорадки у Ани. Близилось время родов, но я рискнул ехать в Балашов на заседание Санитарного совета, надеясь скоро вернуться. Здесь я исследовал триста черепов и нашел очень ценный способ инъекции ко второй ветви тройничного нерва у самого выхода из форамен ротундум [Круглое отверстие лат.

Восстание Туркменского полка было подавлено, началась расправа с участниками контрреволюции. Чтобы облегчить страдания умиравшей, я впрыснул ей шприц морфия, и она заметно успокоилась. С нами ехала девушка-прислуга, недавно родившая ребенка.



Порно смотреть зрелая госпожа
Весь секс порно онлайн
Бесплатное порно нарезки tonightsgirlfriend
Венгерские порно актрисы с родинкой
Жесткий секс с пожилыми девушками
Читать далее...


Интересное:



Похожие:

Авторское право rhineincicialis.ru © 2012-2019. Все Права Защищены.